ОбществоСюжеты и лонгриды

Иные: BME как субкультура

Давно, при просмотре комедии «Клерки 2», мое внимание привлекла занятная парочка татуированных людей с невероятными дырами в ушах. Мне стало интересно, кто это такие, где еще снимались. Выяснилось, хоть они и не актеры, но личности по-своему культовые: это Шэннон и Рэйчел Ларратт – «родители» BME, главные идеологи и деятели субкультуры. Их жизнеутверждающие и нередко философские посты в свободолюбивых блогах приковали мое внимание к их личностям, а позже – к развитию и укреплению движения бодмода как в России, так и за рубежом.

Больше всего меня привлекло искусство татуировки, эта сложнейшая и красивейшая техника создания шедевров, живущих лишь человеческую жизнь. Сам процесс наблюдения за нанесением татуировки влияет на меня завораживающе, почти гипнотически.
С 2012-ого года я хожу на все московские тату-конвенции, где познакомилась со множеством интересных, ярких, необычных людей, среди которых как мастера, так и их живые холсты. Конечно, не все мои новые знакомые модифицированы так, чтобы причислять себя к BME, но среди них есть и очень продвинутые экстремалы телесных модификаций.
Удивительно, у нас никогда не иссякают темы для разговоров, и они отнюдь не банальные – в большинстве своем эти «фрики» много читают, смотрят хорошие фильмы, увлекаются искусством и необычными видами спорта. Любят поспорить, абсолютно аполитичны. Не ругаются матом, потому что им ругаются все.
Стараются много путешествовать, чтобы чувствовать себя частью необъятного мира.
Общение с такими людьми всегда освежает мое понимание того, что если уж приходится оценивать человека, то судить нужно только по его эрудиции, душевности, готовности или нежеланию пустить тебя в свой внутренний мир. Я чувствую всем существом, что нельзя делать выводы, исходя из внешности, убеждений или способов самовыражения. В конце концов, это только причуды человеческого разума, которые лишь некоторые имеют смелость выпускать наружу, а другие загоняют в глубины собственного сознания, теряющегося в желаниях и догадках, кто же эта личность на самом деле.
BME body modification extrimists Иные: BME как субкультура 18
BME (Body Modification Extrimists), экстремалы телесных модификаций (русский разговорный эквивалент – бодмод) – относительно новая субкультура, набирающая все большую популярность среди нестандартных личностей всего мира. Татуировки, неимоверных размеров тоннели (дыры в ушах, губах и прочих частях тела), раздвоенные языки, килограммы пирсинга, скарификация – узоры из шрамов, подвешевания за кожу, некогда ритуальное индуистское действо, а теперь популярное испытание для сильных духом, подкожные имплантаты и масса других невообразимых экспериментов над собственным телом, способных ввергнуть в ступор любого немодифицированного обывателя.

Основной постулат культуры BME – быть «больше, круче, экстремальнее, невменяемее». Выделяться, чего бы это ни стоило, причем не столько на фоне серой толпы, сколько среди себе подобных, искушенных в экстремальных «самосовершенствованиях» многочисленных адептов онлайн-коммьюнити bmezine.com.

Аббревиатура BME нередко расшифровывается еще и как Body Modification E-zine (e-magaZINE, электронный журнал), по названию главного информационного ресурса модифицированных, их социальной сети и «подиума». Влияние bmezine.com на представителей субкультуры колоссально. Нередки случаи, когда новички в BME вредят себе, делая совершенно невообразимые вещи, только чтобы «засветиться» на портале.

Не следует путать BME, обыкновенный пирсинг и ритуальную деформацию внешности, распространенную в племенах. Хоть история простых лицевых проколов уходит своими корнями далеко в страны Древнего Востока (мода прокалывать ноздри и уши актуальна уже более 5000 лет), и даже на мумифицированных телах египетских фараонов обнаруживают татуировки божеств и священных животных, все это не относится к BME. Здесь главное – современность, хирургическая точность, масштабность и сложность модификаций, редкие из которых обратимы. BME не существует вне цивилизации, это урбанистическое явление.

BME как самостоятельная субкультура заявила о себе лишь в 1994 году с созданием портала bmezine.com ее главным идеологом Шэнноном Ларраттом. За шесть лет с момента появления на свет из небольшого сайта, посвященного телесным модификациям, ресурс перерос в масштабное онлайн-сообщество, укрывшее всех неформалов, «фриков» и просто отчаянных индивидуальностей пеленой понимания, терпимости, интереса и… одобрения!
Его цель – издать электронный журнал, посвященный пирсингу и бодиарту. В своем первом посте в предверии запуска сайта он пишет, что ищет единомышленников, которые рассказали бы о себе, своих увлечениях, а заодно написали бы статьи-инструкции с фотографиями «в процессе», как безопасно делать необычный пирсинг. Отклик был, но совсем небольшой.

Шэннон Ларратт с женой body modification extrimists Иные: BME как субкультура 10
Шэннон Ларратт с женой

Затем, желая самостоятельно сделать украшения для своих растянутых ушей, Ларратт забрел в студию Stainless Studio, где работали его друзья Том Бразда и Райан Уорден. Помимо изготовления своих украшений ему предложили поработать в студии, делая хенд-мейд пирсинг.
Вскоре, используя портфолио студии и мощный компьютер своей подруги, Ларратт запустил сайт, загрузив на него более 70 начальных изображений с описаниями.
При помощи многочисленных друзей-единомышленников, всеми способами распространявших весть о новом необычном сайте, через несколько месяцев bmezine.com взлетел на 25-ую строчку поиска по всем запросам, связанным с пирсингом, тату, бодиартом…
Вскоре посетителей и публикаций стало так много, что хостинг отказался бесплатно предоставлять свои услуги, но владельцы других серверов заметили в bmezine.com отличный рекламный потенциал, ведь электронное издание привлекло самую разношерстную публику.

Удивительно, что при наличии галерей очень жесткого BME, у сайта не было возрастных ограничений. Естественно, не заставили себя ждать нападки цензуры, пытавшейся запретить портал не только в США, но и в Германии. Причем в Германии его навсегда удалили из результатов Google и других поисковых машин, как ресурс, развращающий умы молодежи.

Ларратт понял, что настало время сделать упор на общение, пусть не живое, но хотя бы прямое (от пользователя к пользователю, с самостоятельной выгрузкой фотографий и анкетных данных, а не от всех пользователей к руководству портала и в длинные цепочки диалогов в комментариях).
Таким образом, 15 октября 2000 года запустился сервис личных страниц ресурса, получивший название iam.bmezine.com и быстро превратившийся в первую (может, и последнюю) полноценную социальную сеть для модифицированных. К этому моменту сайт переехал на независимые серверы вне юрисдикции США, поэтому контент сайта стал недоступен бойцам цензуры.
bme body modification extrimists Иные: BME как субкультура maxresdefault 1На этом этапе у проекта BME обозначились конкретные и вполне достижимые цели:

  • Дать людям понять, что они не одни, и что все, через что они проходят, для нас совершенно нормально.
  • Обезопасить процедуры, предоставить общее пространство для того, чтобы люди делились своим опытом в модификациях тела.
  • Не навреди себе, не навреди другим.
  • При помощи философских статей и публикации биографий членов коммьюнити дать понять обществу, что модифицированные – тоже люди, порой вынужденные буквально выживать среди консервативного общества.
  • Одна из главных целей bmezine.com – познакомить обывателя с бодмодерами, показать, что они скорее интересны, чем опасны, и тем самым изменить негативные общественные настроения касательно модификаций.
  • По возможности объединять людей с одинаковыми интересами помимо BME.
  • Никогда не называть одни действия более правильными, чем другие.

Вскоре было создано ответвление от основного проекта, явившее собой крупнейший в Интернете блог о силе духа, модификациях тела и о том, как следить за собой и не навредить в процессе реализации той или иной диковинной фантазии. К блогу, расположенному по адресу modblog.bmezine.com, прилагаются википедия модификации тела, магазин со всем, чего желает модифицированная душа, форум, на котором всегда можно пообщаться с такими же, как ты, задать волнующие вопросы или просто выложить свою новую фотографию и сорвать шквал аплодисментов.
Сейчас bme.com – огромный коммерческий проект, нечто гораздо большее, чем просто информационный портал, каким бы полным он ни был. Это флагман индустрии бодмода, объединивший миллионы человек со всего мира, сделавший необходимые знания намного доступнее, создавший фундамент для признания течения BME отдельной культурой боди-модификаций и не устающий убеждать, что ищущий человек не одинок в своих поисках, чего бы он не искал. После смерти Шеннона Ларратта работа блога была приостановлена, но коммьюнити функционирует в полную силу.
На типичный вопрос «Зачем вы это делаете?» у Ларратта в личном блоге был дан очень меткий ответ: «Все, что мы выкладываем на BME, ровно так же, как и все, что мы с собой делаем, приносит нам радость, обогащает наш жизненный опыт, расширяет горизонты, помогает нам взглянуть на Вселенную более пристальным взглядом. Все это учит нас познавать себя и рассуждать, и по своей сути вы, конформисты, уже приняли нас, ведь наши модификации – старейшая форма человеческого искусства самовыражения. Чем больше втягиваешься в бодмод, тем ярче понимаешь, что статус кво, табу, наложенное обществом на инакомыслие, олицетворяемое пирсингом и тату – всего лишь миф, удобный большинству, боящемуся нас и не понимающему, что истинное счастье прорастет только внутри тебя самого – в гармонии внешнего со внутренним, такой, какой ты ее себе представляешь».
Ларратт прав, ведь большинство видов BME существует уже не одну тысячу лет. Не будем о подвешиваниях, но раздвоенные языки, например, появлялись еще в древних буддистских и индуистских манускриптах, во многих восточных мифах встречается упоминание Калии, богини с раздвоенным языком.

На самом же деле главными любителями делить пополам свои вкусовые рецепторы были йоги Кечари Мудра. Сложно поверить – это было необходимо, чтобы натренировать язык так, чтобы его половинки ходили вниз и вверх одновременно, зажимая места во рту, из которых во время медитации могла случиться «протечка энергии».

В новейшей истории первым человеком западной цивилизации, раздвоившим свой язык и рассказавшим об этом миру, стала Дастин Аллор в 1996 году. Но своей нынешней популярностью эта модификация обязана Эрику Спрагу, «Человеку-Ящерице», всему покрытому татуировками в виде чешуи земноводного, и Шэннону Ларратту, раздвоившим языки в 1997 году и подробно описавшим процесс на уже тогда культовом сайте Ларратта bmezine.com.
Эрик Спраг body modification extrimists Иные: BME как субкультура 16
С 2000-ого года во множестве стран мира (в России в том числе) начали проходить ежегодные BME барбекью-пикники, где бодмодеры готовят еду, общаются, обмениваются опытом, взглядами на жизнь, планами на будущее и, конечно же, блещут новыми модификациями. Этим пикникам задает тон грандиозный BMEFest, проходящий 1-ого июля в окрестностях Торонто. В традиционной программе мероприятия – фейерверки, конвенция тату-мастеров, подвешивания, шоу самого необычного в мире цирка с самоистязаниями, сопровождаемое тяжелой музыкой в живом исполнении, турнир по шахматам и многое другое. Календарь пикников в остальных городах можно найти на сайте bme.com/iam, но доступен он только зарегистрированным (а значит, уже проявившим себя в BME-среде) пользователям. Личные страницы-кабинеты на сайте предоставляются только после размещения на портале определенного количества собственных фотографий, сопровождаемых рассказом о себе и своих модификациях. За особый экстрим администрация ресурса даже поощряет бонусами, которыми можно расплачиваться в BME-магазине, тратя их на украшения, футболки с бодмод-символикой, крюки и прочие атрибуты болезненной жизни этой поразительной субкультуры, тяготеющей к бесконечным физическим метаморфозам и привыкшей переступать через болевой порог.

Примечательно, что идеологически BME противопоставляет себя панкам, модам, хипстерам и прочим неформальным объединениям, по-взрослому утверждая, что BME – не мода, не увлечение и даже не андерграунд, а стиль жизни, не лучше и не хуже всех прочих, образ мышления и выбор многих, протест, характерный всплеском энергии, находящим выражение в телесных изменениях.

На практике же бодмод нередко объединяет в себе наиболее ярких представителей как вышеперечисленных, так и других субкультур, ровно как и прочих мастеров выделиться за счет эпатажной внешности, нередко доведенной до крайне экстремального вида.
В самом начале 1990-ых, на заре эры BME, когда этот термин был совсем свеж, а немногочисленные «отцы» течения и их последователи могли рассчитывать на понимание разве что в племенах Южной Америки, Африки или в Индии, Шэннон Ларратт писал, что чувствует, что волна модификаций скоро захлестнет весь мир, не оставляя места ни географическим, ни социальным, ни статусным, ни гендерным условностям. Он отмечал, что в перспективе у бодмода нет и не может быть никакой строгой идеологии, что радикальные взгляды, тем более массовые, нелепы, так как идут вразрез с человеческой индивидуальностью, которая превыше всего.

До самой смерти в 2013 году, Ларратт полагал, что создал из BME зрелую, стойкую, по-настоящему свободную субкультуру, максимально далекую от предрассудков, мейнстрима и фэндома (от англ. fandom – фанатство, сообщество поклонников определенного предмета, исполнителя, стиля, характерное ограниченностью интересов).

Он надеялся, что представителей бодмода объединит нечто большее, чем агрессивные или же эскапистские идеи, по большей части одинаково пустые, уже не раз подтверждавшие свою несостоятельность. Всей своей деятельностью Ларратт пытался заложить в BME-культуру систему общих ценностей, в основе которой лежит стремление к свободе, яркости и индивидуальности во всех ее проявлениях.
BME body modification extrimists Иные: BME как субкультура 8 e1465545977558Как показывает время, ему удалось выполнить задуманное. Уже сейчас, всего через три года после смерти «отца-основателя», взаимное уважение внутри бодмод-среды лишь крепнет, и растет не только численность модифицированных, но и постепенно формируется терпимость общества, увеличивающая их шансы на безболезненную интеграцию с обыкновенным, «рядовым» социумом. Ларратт мечтал, чтобы у тех, кто не такой как все по собственной воле, тоже была возможность трудиться без ограничений на любой работе, жить насыщенной, понятной жизнью, свободной от нападков и косых осуждающих взглядов.
После 2010-ого года стало ясно, что BME-культура в цивилизованных странах приживается вполне неплохо.
В США даже мелькнул законопроект о том, что при приеме на работу кандидату нельзя отказать из-за неформального внешнего вида. Из-за неопрятного – да, можно, но некоторые элементы неформального стиля могут и должны позволяться, ибо они подчеркивают свободу самовыражения, гарантированную американской конституцией. Кроме того, не так давно президентом Чехии пытался стать Владимир Франц, один из самых татуированных людей планеты. Увы, проект так и не стал законом, а президентом избрали консервативного Милоша Земана, и имплантированные рога по-прежнему официально не считаются стильным дополнением к деловому костюму. Но можно надеяться, что всего через несколько десятилетий модификации станут столь будничным делом, что общество наконец привыкнет оценивать человека по тому, что у него в голове и на сердце, а не вставлено в ухо или изображено на коже.

Итак, BME – закрытое субкультурное сообщество, представляющее собой объединение людей любых возрастов (18+), интересов, рас, полов, вероисповеданий, жизненных убеждений, имеющих общую тягу к самовыражению через изменение своего облика посредством телесных модификаций: татуировок, пирсинга, шрамов, имплантатов. манипуляций с телом или чертами лица при помощи использования украшений больших диаметров и хирургических вмешательств.
Участники называют себя «бодмодерами», BME, «модификаторами», «иными».
Так как среди представителей субкультуры по большей части взрослые люди, сленговые названия не в ходу.
Бодмодеры живут полной жизнью, стараясь по-максимуму ощущать ее вкус, пусть даже это будет вкус их собственной крови. Катаются на всем, что ездит, сидят в чатах, пишут блоги, рассказы, стихи, рисуют картины, дружно делают у кого-нибудь дома ремонт. По сути они ничем, кроме аполитичности и BME-внешности, не отличаются от добропорядочных самаритян.
BME body modification extrimists Иные: BME как субкультура 11Что же касается досуга, то время, свободное от дел и необходимости пребывать в адекватности, они с радостью посвящают укреплению силы духа путем подвешивания на крюках и долгим болезненным часам в тату-салоне.
В этом особенность и зрелость субкультуры, по крайней мере, тех ее представителей, кто не окончательно ударился в экстрим – быть яркой противоположностью большинству, притом оставаясь в него вхожим. И, конечно же, одновременно иметь свой круг общения, достаточно тесный, чтобы в нем всегда было хорошо и неформально, куда не допускаются «простые смертные», и где не нужно прикидываться обывателем.
Быть может, подспудный смысл модификаций тела – облегчить процесс узнавания в этой жизни таких же, как ты?
Одна из основных опасностей, которая может настигнуть представителей этой субкультуры – негативная, агрессивная реакция окружающих на их внешний вид. Многие мои знакомые, которых можно смело отнести к адептам BME, нередко страдают от противников данной культуры – скинхедов, тех же модов и просто всевозможных гопников. Мне рассказывали много историй о том, как обычная поездка в московском метро оборачивалась как минимум оскорблениями в адрес человека, чей внешний вид резко резонировал с общей массой, а в худших случаях не обходилось даже без драки и нешуточной потасовки.
Еще одна опасность – это травмы и заболевания. Если человек, желающий выделиться посредством тату или пирсинга, обращается к непрофессиональному мастеру, который не соблюдает элементарные правила гигиены, то велик риск столбняка или заражения ВИЧ. Опять-таки из-за своей неопытности мастера-любители могут некачественно выполнить свою работу и вместо красоты нанести человеку колоссальный вред.
И наконец, никто не исключает плохой уход за свежими татуировками и пирсингом, а также некачественные материалы, имеющие свойство разлагаться прямо в теле. Все это ставит под угрозу безопасность, здоровье, а иногда и жизнь человека.
BME body modification extrimists Иные: BME как субкультура 12Стоит обратить внимание, что не каждый человек, который сделал себе татуировку или проколол какую-то часть тела, вправе относиться к данной субкультуре. К сожалению, в настоящее время модификации с телом на пике популярности и многие молодые люди и девушки, желая идти в ногу со временем, а также следовать неписанной моде, бьют различные рисунки, прокалывают что-то. Таким образом, модификации с телом перешли в мейнстрим, и ими сложно кого-то удивить в настоящее время.
Поэтому важно помнить, что BME – это экстремальные модификации, на которые не каждый способен решиться. У адепта данной субкультуры должна быть не одна татуировка или несколько картинок небольшого размера, а безумное количество рисунков на теле, притом, чем ярче, больше и необычнее – тем лучше. Проколотой бровью или небольшими тоннелями в пару мм тоже никого не удивишь, поэтому у участников BME много проколов, а тоннели вычурно больших размеров и в самых необычных местах (не только в ушах).

Соавтор: Вячеслав Мижа

Теги
Показать больше
Close
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: