ИнтервьюЛюдиМеста

«Клаустрофобия»: все квесты у нас разные

Все чаще от любителей всевозможных квестов, головоломок и игр живого действия можно услышать слово «Клаустрофобия». Как выяснилось, это не только боязнь замкнутых помещений, но и довольно популярный бренд в жанре эскейп-рум.

Краткая справка: Эскейп-рум (англ. escape the room) — это интеллектуальный вид игр, в котором игроков запирают в помещении, откуда они должны выбраться за определенное  время, разыскивая предметы и решая головоломки. Некоторые представители жанра также включают в себя детективный сюжет, чтобы погрузить игроков в уникальную атмосферу.

Данный жанр возник из идеи перенести в реальность компьютерный квест типа escape the room, который был популярен в начале 2000-х гг.

JAKs_v7ZvT8  «Клаустрофобия»: все квесты у нас разные JAKs v7ZvT8 634x1024О том, как создаются подобные квесты, какие секреты скрыты за дверями «Психиатрической больницы» и, какие сюрпризы преподнесет «Космическая Одиссея» в эксклюзивном интервью с Валентиной Жуковой, автором и разработчиком игр «Клаустрофобии».

ТМ: Как только речь заходит о ваших квестах и их создателях, в голове сразу всплывают фамилии Кравцова, Кузнецова и Кадырова. О тебе обычно не упоминают. Так кто же такая Валя? Как ты попала в команду?

Валя: С ребятами я дружу давно. Познакомились мы задолго до того, как они открыли «Клаустрофобию». Тогда Тимур и Сергей еще занимались проектом «Имаджинариум». Как-то на одном из турниров, я попала в еще закрытую на тот момент комнату, которая впоследствии стала той самой «Психиатрической больницей». Меня попросили помочь занести туда вещи.

ТМ: Насколько я знаю, это теперь один из самых популярных проектов.

Валя: Да. Но на тот момент я ничего об этом не знала. Естественно, мне стало интересно. Честно говоря, я давно ждала чего-то подобного. Проработав 8 лет в рекламном бизнесе, я поняла, что дальше этим заниматься не хочу. Задумка ребят показалась мне очень интересной и, конечно, я попросилась к ним в команду. Через некоторое время, они запустили пробный проект – «Психиатрическую больницу» и «Квартиру». Я прошла обе и загорелась еще больше. Уже тогда ребята приняли решение никого на работу не нанимать. Вместо этого, они давали возможность открывать свои комнаты под брендом «Клаустрофобия». Собственно, так мы и сделали. Я привлекла инвестора, а сама занялась написанием сценариев для квестов.

ТМ: То есть квесты ты фактически придумываешь сама?

Валя: Конечно. Изначально все, кто приобрел франшизу, писали сценарии сами. Только потом, когда «Клаустрофобия» встала на ноги и превратилась в серьезный проект, появились сценаристы. Есть даже команда людей, которые теперь эти сценарии проверяет – эксперты по квестам. Перед тем, как квест одобрят, он должен пройти все инстанции. Его тщательно тестируют.

ТМ: А кто такой эксперт по квестам и в чем его задача?

Валя: Это такой специальный человек, который присутствует везде, но его никто не видит (улыбается). Он следит за тем, чтобы игры соответствовали заявленному уровню. Сценарий должен быть логичным, а электронные приборы не должны выходить из строя. Инженерные решения должны быть элегантными и надежными. Ведь люди приходят сюда за тем, чтобы получить заряд позитива. Любая поломка или некачественно созданный квест могут сильно испортить настроение. Эксперт следит за тем, чтобы игроки испытывали положительные эмоции от начала и до конца. Начиная с комфортной зоны приема, где гости дожидаются начала игры, и заканчивая общим дизайном комнаты – квеста.

ТМ: Я заметила, что многие комнаты сейчас закрываются на переделку. С чем это связанно?

Валя: С тем, что за уровнем качества следят достаточно строго. Например, наша «Космическая одиссея» закрылась на ребрендинг, даже не открывшись (смеется). Мы поняли, что идем не в том направлении и переделали абсолютно все. Мы открылись только после того, как к нам пришли, проверили и сказали, что все хорошо.

ТМ: Я была уверена, что вы привлекаете сценаристов со стороны.

Валя: Я пыталась это сделать. Но сценарий квеста – это же не сценарий для пьесы в театре. Это совокупность игровых элементов, антуража и многого другого. Писать его довольно тяжело. Ведь там, где сценарист видит эмоции, которые человек испытает от использования какого-либо девайса, инженер видит сложный механизм. И механизм этот может сломаться, не выдержав напора страстей. Человек в запале частенько порывается стукнуть по нему, швырнуть на пол. Особенно, если времени на разгадку остается мало. Часто сценаристы предлагают усилить антураж живым огнем. Например, свечой или зажигалкой, что категорически неприемлемо с точки зрения техники безопасности. Кроме того, сценарист упускает из виду, что любой квест – самосборный. Он устроен так, что за 15 минут можно привести все в исходное положение. Само собой это накладывает массу ограничений. И из того, что остается, нужно умудриться выбрать элементы, которые не использовались раньше.

ТМ: Так как же вы добиваетесь того, чтобы загадки не повторялись?

Валя: Для этого у нас есть «стоп-лист». В нем указаны основные моменты, которые уже всем в зубах навязли. Использовать их запрещено. Все это, конечно, сложно, но очень интересно.

ТМ: Ну, а вопрос с использованием технических девайсов? Ваши квесты очень технологичны. Честно говоря, когда я готовилась к нашей встрече, то ожидала увидеть кого угодно, но только не хрупкую девушку. Мне представлялся матерый радиотехник. Этакий мужчина за 40 в очках.

Валя (улыбается): На самом деле, у меня не одно образование. Их несколько. Ко всему прочему, я еще и техник-программист. Так что некое представление об электронных приборах имею. Ну и, конечно, я никуда без нашего инженера Мити. Ведь есть такие вещи, о которых я и понятия не имею.

ТМ: В твоем квесте только шлема виртуальной реальности не хватает.

Валя: А знаешь почему? Тут дело даже не в том, что эта штука дорогая сама по себе. После 20 минут его использования, вестибулярный аппарат не выдерживает. Начинает тошнить. Поэтому от его использования мы пока отказались.

ТМ: У тебя очень необычная работа. Что повлияло на ее выбор?

Валя: Где я только не работала – и на киностудии, и в рекламных агентствах, и в госструктуре. А в 2009 году я увлеклась челленджами. Ты наверняка слышала про Дозоры. 4 года мы играли в один проект, который отпочковался от них. Там я была капитаном команды.

ТМ: Ты имеешь в виду Сумму?

Валя: Именно.

ТМ: Проект серьезный.

Валя: Да. Мы и играли, и писали игры. А потом я занялась написанием тематических сценариев для дневных игр. Ну, что-то типа «Бегущего города». Кроме того, я придумывала сценарии для корпоративных вечеров. А, когда поняла, что можно создать самосборный квест, такой как «Одиссея», мне окончательно стало ясно, чем хочу заниматься.

ТМ: Я обратила внимание, что сюда часто приводят детей. Но твой квест рассчитан все – таки на взрослых. Планирует ли «Клаустрофобия» создавать квесты для детей?

Валя: Недавно открался квест «Фабрика Санты». По мотивам мультфильмов, планируем сделать «Страну игрушек». Правда, пока не ясно, будет ли это в Москве. К тому же, открываются квесты, рассчитанные на семейные посещения. Вот, например, недавно наш квест проходила довольно большая семья. Занятие нашлось всем – и дедушке, и внукам.

ТМ: На какую целевую аудиторию ты рассчитывала при создании «Одиссеи»?

Валя: Легче спросить, на какую не рассчитывала. Этот сценарий переписывался трижды. Вот лежу ночью и прохожу квест у себя в голове. Представляю себя мужчиной, ребенком, девушкой, которая столкнулась с подобным жанром впервые. Сразу становятся видны недостатки. Утром встаю и первым делом их исправляю.

ТМ: Много ли времени занимает написание сценариев?

Валя: Свой первый сценарий я написала за 5 дней. Следующий дорабатывался пол года. Буквально пару дней назад я села за написание нового.

ТМ: Чего ожидать любителям ваших квестов на сей раз?

Валя: Собираюсь создать семейный проект по мотивам «Корпорации монстров». Только представь, какое раздолье для любителей необычных фото.

ТМ: А вы разрешаете фотографироваться с реквизитом?

Валя: Почему нет, если это не будет спойлером. Судя по квесту «Синг-Синг», народ обожает делать сэлфи в тюремных робах. Для «Одиссеи» мы тоже заказали специальные костюмы. В процессе прохождения квеста игроки смогут их надеть. На игру такой антураж не влияет никак, но многим приятно сделать фото на память.

ТМ: А как насчет привлечения актеров в квесты?

Валя: Идея хорошая, но многих напрягает присутствие постороннего человека. Игроки смущаются и не готовы предлагать идеи в присутствии незнакомца. Вот в Перформансе играют актеры, но они там оправданы именно тем, что это не квест. Главные герои в нем  люди.

ТМ: В жанре эскейп-рум «Клаустрофобию» многие считают лидером. Что отличает вас от конкурентов?

Валя: Просто у нас довольно широкая сеть, а у остальных открыто по две-три комнаты. Единственное, за что я могу поручиться, так это за то, что все квесты у нас разные.  Каждый раз мы придумываем новые задачи, чтобы избежать повторов.

ТМ: Я знаю, что вы несколько раз переделывали дизайн сайта. С чем это связано?

Валя: В первую очередь с тем, что многие наши конкуренты копировали его полностью, не давая себе труд внести хотя бы минимальные изменения. То же касается и идей – их откровенно воруют. Правда, качество исполнения оставляет желать лучшего. Уж если это подводная лодка, то это должна быть именно лодка – с панелью управления и соответствующим декором, чтобы зайти и забыть обо всем. Но никак не три фанерные доски. Если труп, то никак не пластиковый манекен, купленный на рынке за 4 тысячи рублей. Я считаю, что к клиентам так относиться нельзя. Или, например, не хватило людям времени пройти квест, а заглянуть в следующую комнату хочется. И каково, когда администратор в ответ хамит и довольно грубо выгоняет?

ТМ: Но, насколько я знаю, можно оставить отзыв на сайте?

Валя: Можно. Только после этого его стирают и блокируют пользователя.

ТМ: Это достоверная информация?

Валя: Более чем. К нам приходили ребята, которые на это жаловались. После этого мне сложно уважать таких конкурентов. Диалог с клиентом очень важен. Отзывы, плохие или хорошие, помогают понять, что мы не учли, что не доработали.

ТМ: Приятно слышать.

Валя (улыбается): Стараемся.

ТМ: Я заметила, что на прохождение любого вашего квеста дается ровно час. Обусловлено ли это большим потоком клиентов или тем, что именно такое время интересно играть?

Валя: Естественно, такое время взято не с потолка. Тестировали и пришли к выводу – если игра длится больше часа, люди начинают уставать. Сценарии создаются таким образом, чтобы на каждую задачу отводилось конкретное количество времени. Тестовые игры показывают очень многое. Когда 90 процентов игроков проходят игру быстрее, то задачи усложняются. Соответственно и наоборот. А, если все равно справляешься быстрее, то сам виноват – сам умный (смеется).

ТМ: Ваши квесты довольно популярны в Москве и Санкт – Петербурге. Здесь их знают и любят. А, как насчет других городов?

Валя: На данный момент, «Клаустрофобия» запустила квесты в Самаре, Уфе, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Красноярске и даже в Краснодаре. Кроме того, мы планируем выйти  на европейский рынок. Уже ведутся переговоры.

ТМ: Идеи для сценариев вы берете чаще всего из фильмов?

Валя: В основном да. Посмотрев тот или иной фильм, люди зачастую хотят погрузиться в его атмосферу. И «Клаустрофобия» дает такую возможность.

ТМ: Значит ли это, что появятся квесты по тематике, скажем, «Гарри Поттера» или «Властелина Колец»?

Валя: Обязательно. Может, не в ближайшем будущем, но будут. Приходите к нам попытать свои силы. Для вас готовится много интересного, нового и качественного. Мы делаем все, чтобы вы получили удовольствие от наших квестов.

Евгения Розенберг

Теги
Показать больше

Aleksandra Artem'eva

Сообщите на почту info@typical-moscow.ru, если вы обнаружили ошибку в тексте или в авторстве материала. Все подобные обращения рассматриваются и исправляются в течение дня. Спасибо за понимание.

Добавить комментарий

Close
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: