В конце мая на канале «Showtime» стартовало продолжение культового сериала 90-х «Твин Пикс». Зритель вернулся в городок близ Сиэтла чуть позже, чем предполагалось. В последнем эпизоде, вышедшем на экраны телевизоров в 1990 году, Лора Палмер сказала агенту Куперу, что они с ним увидятся через 25 лет. С 2014 года фанаты телесериала ждали свидания со своими любимыми персонажами, таинственным Твин Пикс и совершенно особой атмосферой линчевского сериала.

Новые песни о старом

О ностальгии в кино О ностальгии в кино 1031Подобного рода возвращение на телевидении и в кино не редкость, особенно в последнее время. Не совсем понятно, чем можно объяснить это явление: готовностью ли людей снова погрузиться в уже знакомую атмосферу любимых фильмов, желанием ли киностудий заработать на ностальгических чувствах своих зрителей. Заработать как следует получается не всегда. Ностальгия — сильное чувство, поэтому многие его эксплуатируют. Можно рискнуть репутацией успешного продукта и испортить первоначальное впечатление о нем, как случилось с «Охотниками за привидениями». В прошлом году вышел ремейк фильма, который должен был стать усовершенствованной версией старого кино: со зрелищными спецэффектами, современной проблематикой, внушительными сборами. Однако спецэффекты оказались немногим лучше технологий 84 и 89 годов, проблем фильм не решает, а лишь вторит им (главные персонажи здесь женщины, а не мужчины, как в оригинальной дилогии; на сексуальную объективацию это, впрочем, не повлияло). Ко всему прочему, фильм еще и не окупился в США. Возможно, режиссер Пол Фейг слишком откровенно хотел выиграть за счет культовости оригинала, что и не понравилось аудитории.

 

О ностальгии в кино О ностальгии в кино 1032Из 80-х с любовью

Чем же тогда объяснить бешеный успех нового проекта Netflix под названием «Очень странные дела»? Ведь создатели сериала братья Даффер не придумали ничего кардинально нового. Они взяли сценарий типичного ужастика или научно-фантастического фильма 80-х с заговорами секретных научных корпораций, поездками на велосипеде в компании инопланетянина, чудищами, поджидающими невинного героя в самых необычных местах, добавили в кадр харизматичных детей и всем знакомую Вайнону Райдер (из тех же 80-х), приправили все это волшебным саундтреком с налетом мистичности и получили потрясающий отклик. Сериал буквально построен на отсылках к узнаваемым культурным явлениям. В открывающей сцене несколько детишек в подвале, стены которого увешаны постерами фильмов «Нечто» и «Челюсти», играют во всем знакомую настольную игру «Подземелья и драконы»; по ходу сезона персонажи читают Стивена Кинга, находят в шкафах модель Тысячелетнего сокола и фигурку Йоды из оригинальной трилогии «Звездных войн» — в общем, все вещи, знакомые людям, которые выросли в 80-е. Но суть в том, что все эти детали встроены в повествование и совершенно ненавязчиво и деликатно подталкивают зрителя к ретроспекции. Братья Даффер не пытаются изобрести велосипед и выступают с девизом «новое — это хорошо забытое старое». Этот метод принес свои плоды в виде номинаций «Очень странных дел» на «Золотой глобус».

 

О ностальгии в кино О ностальгии в кино 1033

2.0

Другая цель была, к примеру, у «Т2: Трейнспоттинг». Дэнни Бойл, вернув своих героев на эдинбургские улицы хулиганского «На игле» 1995 года, перенес в сиквел не только общую проблематику современного кино. В «Т2» есть проблемы, свойственные его аутентичным персонажам: вечно сменяющие друг друга трезвость и зависимость от наркотиков, продолжение сюжета об украденных Рентоном деньгах Бигби, сумасшедшая музыка из первого «Трейнспоттинга» с примесью современных, не менее безбашенных, чем в 90-е, исполнителей. «Т2», хотя и завязан на ностальгии (именно она преследует главных героев, решивших воссоединиться после двадцати лет разлуки), свеж и не менее интересен, чем оригинал. В этом смысле с «Т2» можно соотнести сиквел «Безумного Макса: Дорога ярости» 2015 года. В режиссерском кресле вновь сидел Джордж Миллер, автор франшизы конца 70 — начала 80-х годов. Оригинальная трилогия, хоть была малобюджетна и представляла собой типичное кино своего времени с антиутопической тематикой и быстрой ездой, имела своего зрителя. Новая, четвертая часть, выйдя на экраны, завоевала практически каждого, кто пришел на нее в кинотеатр или посмотрел дома. Она дополнила жанр вестерна и киберпанка, затронула современные проблемы (политическая ситуация в мире, экология, феминизм) и стала во главе аттракционного кино. Критик Станислав Зельвенский писал для «Афиши», что «Джордж Миллер сделал все то же, что и 30 лет назад, но в 10 раз круче». Кажется, чуткая зрительская аудитория, смотря фильм, понимает это. Австралиец Миллер, принимаясь за «Дорогу ярости» с благими намерениями, собирался усовершенствовать свое не самое выдающееся детище. А создатели «Парка юрского периода», собираясь возродить франшизу, первые две спилберговские части которой были отличны, а дальше — не очень, просто продолжили это самое не очень. Аналогичная ситуация была с «Терминатором» в 2015-м. Студии набирают в актерский состав довольно востребованных сегодня артистов, продолжают узнаваемый сюжет, но не собираются говорить что-то новое. Зритель, как и в случае с «Охотниками за привидениями», это замечает и не склонен терпеть.

 

По мотивам

Выходит, за сто лет существования кинематографа зритель научился понимать, зачем создается проект: ради аудитории или ради наживы. Если помимо хорошей кассы производитель преследует какую-то иную цель, то зрители это поймут, примут во внимание и оценят. Как это будет происходить дальше, шанс наблюдать есть всегда. Только в последние месяцы вышли новый «Чужой» Ридли Скотта, очередные «Трансформеры» Майкла Бэя, «Мумия» теперь уже с Томом Крузом, а не Бренданом Фрэйзером, а вскоре нас ждет новый «Терминатор», продолжение «Бегущего по лезвию» и многое другое.

Автор: Дарья Алтухова