ИнтервьюЛюди

Создание мира онлайн. Интервью с Камиллой Лысенко

Содержание

«Спектакль – это создание мира онлайн и нужно, чтобы в него поверили», – уверена создательница уникального медиаспектакля Камилла Лысенко. О том, что такое медиатеатр, как журналисты уходят в поэзию и как отрывать людей от реальности Камилла рассказала журналу «Типичная Москва».

камилла лысенко, медиаспектакль наблюдатель, интербрейн камилла лысенко Создание мира онлайн. Интервью с Камиллой Лысенко                                                         1

– Камилла, насколько я  понимаю, ты по образованию режиссер?

– Я по образованию телевизионный журналист, окончила факультет телевидения МГУ.  Но так как мое обучение пришлось на период  становления факультета,  когда еще формат образования телевизионной журналистики  не был устаканен, студентам  позволялась творческая свобода.  Собственно, поэтому у меня в дипломе стоит «телевизионный журналист», но защищалась я с художественным фильмом под названием «Ящерка».

– О чем был фильм? 

– О борьбе с собой.  О том, как девушка, у которой есть врожденная болезнь, может ослепнуть в любой момент своей жизни в результате какого-то потрясения. Она оказывается в ситуации, когда на ее глазах нападают на человека. Бросается помочь, получает по голове, начинает слепнуть. И в результате, добровольно отказываясь от зрения, учится заново жить.

– И как твоя жизнь повернулась абсолютно в другое русло? В поэзию. 

– На самом деле, я бы не сказала, что она повернулась в другое русло. Если посмотреть, то поэзия была гораздо раньше, чем кино. Наверное, во мне срослись все сферы, к которым я имела отношение в жизни, – начиная от хореографии и актерского мастерства с четырех  лет, заканчивая медиа и техническими навыками, которые получила уже на факультете. В 7 лет я начала писать прозу. Это было на спор с самой собой. Потом меня простимулировал отец. И в 15 лет была опубликована первая прозаическая книга «Здесь живут ангелы». В 14 я начала писать стихи. Просто потому, что был подарен красивый блокнот. И для прозы он совершенно не подходил. Если проза меня немножко кормила, грубо говоря, то поэзия была чисто для души. Но однажды я с моим хорошим знакомым попала на вечер литературного кружка МГУ. После этого он пропал. Но однажды раздался звонок: «Слушай, есть мероприятие поэтическое, можно в нем поучаствовать. Приз – помощь в съемке фильма». А мне дико не хватало средств как раз на дипломный фильм. Он уже был отснят, но нужен был ресурс для того, чтобы закончить. И я пошла. В результате не выиграла. Но именно с того момента началась концертная поэзия. Меня стали приглашать на мероприятия, я сама стала ловить от этого кайф. Поняла, что мне нравится делать не просто какое-то кино, а совмещать реальности.

– Говорят, что в режиссуру, как и в кино-, принимают уже в возрасте. Потому что зрелым людям есть, что рассказать. 

– Я думаю, что это немножко неверно. В плане именно театральных режиссеров. Молодые режиссеры приносят новый взгляд на мир, а современный мир слишком быстро меняется, чтобы его делать по старым меркам. Важен не только опыт и умение донести мысль, но и новизна восприятия.

– Не нужен ли зрелый ум, чтобы в принципе понимать мир?

– Зрелый ум… Человек, в силу своих прожитых лет, в силу своих уже нажитых, так или иначе, стереотипов и той истории, которую прожил на этой планете, не сможет воспринимать мир с той же ясностью и эмоциональностью, как молодой человек. А должно быть и то, и другое. Если бы это работало вместе или работало хотя бы параллельно, это было бы идеально, потому что тогда в театре была бы полная палитра человеческих эмоций – мудрость и  импульсивность.

– Ты себя чувствуешь зрелым человеком или молодым, открытым ко всему новому? 

– Мне сложно сказать об этом. Все тесты на биологический возраст, которые я проходила, не выдают меньше 40. Вот об этом как раз мой новый поэтический медиаспектакль «Наблюдатель». Он о четырех людях в моей голове. И там точно есть ребенок. И точно есть зрелый человек. Но что самое смешное – ребенок «старше» их всех.

камилла лысенко, медиаспектакль наблюдатель, интербрейн камилла лысенко Создание мира онлайн. Интервью с Камиллой Лысенко                                        3

– И это все ты? Вот эти четыре альтер-эго?

– Да. Один очень близкий мне человек  сказал, что тот, кто меня знает, посмотрев этот спектакль, может обрести  инструменты, грубо говоря, куда меня побольнее ударить. Потому что каждая личность – это действительно я. На что я ответила: «Одного ударишь – от троих схлопочешь». Это действительно очень личная вещь, в отличие от медиаспектакля  INTERBRAIN, в котором история была основана на событиях, но она не была реальной.

– Получается, ты раскрываешь все свои слабые места, открываешь душу перед посторонними людьми? К этому надо быть готовым? 

– Ну а чем занимается пишущий человек? Я просто так всегда живу. А люди все равно ничего не понимают. В этом, кстати, особенность. Чем честнее ты говоришь, тем больше люди узнают в своих словах себя и перестают видеть тебя. Это потрясающая химическая реакция, которая происходит в человеческих мозгах. С другой стороны, если они начинают тебя с собой ассоциировать, они решают, что ты их друг. И относятся к тебе так, как будто бы вы знакомы много лет.

– Это же хорошо.

– Я немного, как ни странно, интроверт.  Мне тяжело общаться с людьми без причин. Все люди разные. Есть люди очень общительные, есть те, кто не могут на людях сказать ни слова. Есть люди, которые умеют общаться с людьми и любят это делать. Есть те, которые не умеют. А есть как я – умеют, но не любят. Поэтому, наверно,  у меня очень узкий и очень верный круг друзей.

– Расскажи про свою манеру исполнения стихов на сцене? Про медиаспектакли. Что это вообще такое?

– Я долго искала свою манеру исполнения стихов на сцене. И я все еще ее ищу. Точек опоры нет. Я использую на сцене музыку. Она должна драматургически продолжать текст и становиться для него оправой. Текст должен «слухово»  подстраиваться под музыку. Я имею в виду в плане голоса, в плане акцентов, в плане темпа. И при этом не должен теряться смысл и исполнение.  Задача довольно сложная.  Это нечто среднее между мелодекламацией, речитативом, пением. Что-то среднее между тем, что делала группа «Сансара» и  Егор Летов и тем, что делалось в разное время в оперном пении, потому что речитатив-то, в общем, пришел оттуда.

– В своем новом концерте-медиаспектакле «Наблюдатель», который будет 12 октября в «Театре 31», ты представишь исключительно новое творчество? 

– Да, только то, что было написано за последний год.

– Этот год для тебя что-то ознаменовал? Может быть, что-то случилось важное, что повлияло на творчество? 

– Большими буквами – INTERBRAIN. Потому что обычно я что-то пишу, а здесь проект писал меня. Я ничем не управляла. Многое пришло само, и это никак нельзя было контролировать. В это время я была довольно безумным человеком – говорила сама с собой, ходила по квартире. Когда я стала воплощать идеи спектакля именно актерски,  я поняла, что мне чего-то не хватает в исполнении. И здесь очень помогла актерская техника Чаббак, которая объединила все то, что я знала до, но дала ту самую необходимую детальку паззла, которой так не хватало. Я стала по-другому ощущать движения на сцене, манеру исполнения.

– INTERBRAIN, как проект, есть и будет, но одновременно ты готова представить новую программу? 

–  Да. Спектакль – это не кино, когда ты его один раз снял и все. Спектакль живет только один день, когда его показывают. И если его показали и почувствовали, что в чем-то есть лажа, это надо исправлять. Я перфекционист. К несчастью или же к счастью. И буду исправлять до тех пор, пока не почувствую, что «это хорошо». Я не позволяю себе править стихи, потому что стихи – это зарубки. Но спектакль – это другое, это создание мира онлайн. И нужно, чтобы в него поверили.

– Так чем же отличается «Наблюдатель» от INTERBRAIN?

– На первый взгляд, у «Наблюдателя» и INTERBRAIN есть сходство. Вроде бы медиатеатр, вроде бы что-то связанное с разумом. На самом деле – они кардинально разные. INTERBRAIN – это проект, в котором разум представляется как компьютер. И повторюсь, что эта история не моя. Это история как история. Несмотря на то, что все, от первого слова до последнего – мое, но это не я. А «Наблюдатель» – это я. Это реально то, что происходило, произошло. Когда ты остаешься один на один с собой, у тебя есть вопрос, тебе надо его решить, начинаешь разговаривать с собой. В INTERBRAIN медиа дополняли реальность и становились файлами и папками, к которым обращался герой – его воспоминания, его восприятие. В «Наблюдателе» же медиа – это четыре героя.

камилла лысенко, медиаспектакль наблюдатель, интербрейн камилла лысенко Создание мира онлайн. Интервью с Камиллой Лысенко                                        1

– Четыре «ты»?

– Да, четыре «я». Все я, но очень разные «я». Каждый герой самобытен, по-своему безумен, у всех есть сильные и слабые стороны.   В один и тот же момент мы можем думать совершенно по-разному, в одной и той же личности могут уживаться разные голоса. Их может быть много.  Я рассказала только про четырех. Речь не идет о медицинском диагнозе. Это природа, психология личности. Плюс – в «Наблюдателе» я пробую новую модель взаимодействия со зрителем. Я стараюсь тянуть его к диалогу. И это спектакль с сюжетными линиями не настолько, с одной стороны, выраженными, как  в INTERBRAIN, а с другой стороны – более выраженными, потому что он диалогичен. Несмотря на то, что это моноспектакль, это спектакль-диалог. А INTERBRAIN – это монолог.

– Мы говорим «медиаспектакль», «медиатеатр». Так в чем отличия и особенности? 

– Медиатеатр – это жанр, направление. Kltheatre – «Поэтический медиатеатр Камиллы Лысенко» и наш одноименный сайт – это именно театр, который просто не имеет пока своего здания, постоянной площадки.  Но концепция театра от этого не страдает. Есть общая идея, есть стратегия  театра, есть его принципы, есть люди, которые его делают, и есть программа, состоящая не из одного спектакля. Медиа – потому что в каждом спектакле используются медиа, цифровые средства. Поэтический – потому что все спектакли, так или иначе, основаны на поэзии. Она не играет ведущую роль. Она просто есть как метод мышления. Если проще о том, что такое медиаспектакль – зритель приходит в театр, он видит экран, он видит человека на сцене. И этот человек – автор. И это важно. Первый принцип поэтического медиаспектакля – все стихи, написанные автором, исполняет только автор. Каждый кадр видео создает тот же человек, автор текстов. Я воскрешаю с помощью видео те образы, которые были в голове в момент написания, и перерабатываю их в контексте идеи спектакля.  Человек приходит в театр, видит человека и экран, человек – автор, экран – действующее лицо и дополнительная реальность. Если читаются стихи, они исполняются под специально написанную музыку или звуковые эффекты – я называю это «атмосферы».

– Такой звуковой 3D-эффект, погружение.

– Да. И с помощью этого мы берем и немножечко вытягиваем людей из их реальности.  Мы помогаем им поверить в то, что они видят на сцене. Поэзия – это не скучно. Поэзия  – это очень интересно, особенно когда ты ее пишешь. Для того чтобы люди это увидели, поняли, им это надо показать. И в современном мире мы можем это сделать. В том числе при помощи экрана – не просто прямым текстом, а со всеми ощущениями.

– Моноспектакль – это же очень сложно. Нужно тянуть все на себе. Как ты справляешься? 

– Зрителям нравится. Пока зрителям нравится, значит – справляюсь не плохо.

– А тебе важно мнение коллег по цеху?

– Я научилась просто идти своим путем. Если постоянно на кого-то оглядываешься, закрываешься. А это не надо. Тогда ничего не получается. В плане читателей  и зрителей – каждое мнение я ловлю. И это самое ценное.

Медиаспектакль «Наблюдатель», 12 октября, «Театр 31» на Цветном бульваре. Билеты: https://kamilla-lysenko.timepad.ru/event/375605/

Мария Славская

Теги

Aleksandra Artem'eva

Сообщите на почту info@typical-moscow.ru, если вы обнаружили ошибку в тексте или в авторстве материала. Все подобные обращения рассматриваются и исправляются в течение дня. Спасибо за понимание.

Добавить комментарий

Close
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: