ИнтервьюЛюдиМода и красотаОтчеты и репортажи

Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками

Большое интервью с Аней Арановски Кронберг, основательницей независимого журнала о моде Vestoj

10 июня подошел к концу последний день Форума новой модной индустрии BE IN OPEN. Чем же запомнились нам три дня нашумевшего проекта «про моду и людей»? 

Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками SEO   

Начнем с дня открытия, 8 июня, который стартовал на “Хлебзаводе” аж с 10:00 утра, запустив череду лекций, мастер-классов и нетворкинга, и закончился к 21:00 вечера. После успешного завершения тяжелого дня гости были приглашены на закрытую вечернику «MUSIC&BRANDS» при поддержки алкогольной продукции «Архангельская», благодаря которой случилось не одно нужное знакомство в партнерской среде. За пультами стояли настоящие гуру хип-хопа: OL, NASTY SHAKE, TIMBOL и MIK MO, заряжающие музыкой так же беспощадно, как коктейли заряжали весельем.

Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками jtoy9kKoKns   Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками jtoy9kKoKns    

Вернемся снова к началу дня и поговорим о спикерах, выступления которых, по мнению нашей редакции, запомнились больше всего. В первую очередь это public talk Анастасии Полетаевой, шеф-редактора сайта L’Officiel, Юлии Выдолоб, шеф-редактора The Blueprint, Анзора Канкулова, руководителя направления «Мода» Школы дизайна НИУ ВШЭ и Алены Арефьевой, имидж-консультанта, преподавателя истории моды и костюма в БВШД, которые смело поставили на повестку дня вопрос социальной проблематики в модной индустрии. «Feminism, diversity, sustainability: мировые тенденции в российском контексте», – так определили свою тему выступающие. В ходе публичной дискуссии подробно разбирались ряд вопросов: Почему в России витрины H&M не закидали яйцами после скандального лукбука? Возможно ли перейти к устойчивому производству в стране, где люди живут в свалках? Появится ли когда-нибудь на обложке российского Vogue модель-трансгендер? 

Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками d75dcdef1556d047281b56abda9eb4a5 ce 2000x1066x0x266 cropped 960x600

Так же, кейсами своего производства поделились такие бренды, как Topshop x Medea Maris (спикеры: Соня Тру, директор по стратегическому маркетингу BNS Group, Медея Марис, дизайнер, основатель марки Medea Maris), обувной бренд Rosbalet, представителем которого выступила соосновательница марки Юлия Никулина, а так же бренд второй линии Alexander Terekhov – Terehkov girlв лице Алены Конновой, ведущего дизайнера дизайн-бюро марки. 

И напоследок, самым ожидаемым и желанным спикером первого дня стала Аня Арановски Кронберг, основатель и шеф-редактор журнала Vestoj, главного нишевого издания о моде, который подходит к своему предмету изучения критически.

Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками anja aronowsky cronberg FD   «В индустрии моды, благодаря растущему влиянию fashion-конгломератов и бесконечному маркетингу и брендингу, которые оно провоцирует, мы пришли к тому, что аутентичность стала восприниматься как нечто искусственно созданное – а значит, недостаточно убедительное. Этому способствуют и социальные сети, где любой может представить публике какой угодно образ, не обязательно соответствующий действительности. Мы знаем, что «реальность», создаваемая хештегами и фотографиями, имеет мало общего с настоящей жизнью этих людей. Мы смотрим на это и сдаемся перед «нереальной реальностью». Потому то мы хотим верить», – пишет Аня в сопроводительном письме к выпуску журнала.

Тему выступления Аня выбрала острую и часто обсуждаемую: «Культурный феномен или продукт потребления: как писать о моде сегодня». После выступления мы задали Ане несколько вопросов:

Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками 1 3    Вернулись с форума новой модной индустрии be-in open не с пустыми руками Вернулись с Форума новой модной индустрии BE IN OPEN не с пустыми руками 459 c on failure

ТМ: Расскажите про самую выдающуюся и успешную за последние время публикацию в журнале Vestoj.

ААК: Недавно было опубликовано эксклюзивное интервью с Люсиндой Чемберс, руководителем британского VOGUE, которая пришла к нам в редакцию после скандального увольнения и решила публично поделиться своими переживаниями и мыслями на этот счет. Интервью состоялась, а после было опубликовано. В нем Люсинда честно рассказала, что в течении последних лет сама даже не читала VOGUE, несмотря на то, что являлась его руководителем, а так же призналась, что из-за той рекламы, которая подбиралась в журнал, ей приходилось публиковать те бренды, которые были ей просто отвратительны. И все это было связано с тем, что деньги, которые платили за рекламу, определяли что будет опубликовано. Это вызвало сильный резонанс в обществе, потому что выглядело как большой разоблачающий глянец пласт. А в моде не приняло говорить «как это работает на самом деле». После начались серьезные проблемы. Что заставило меня очень сильно понервничать. 

ТМ: Как вы справились с этим? В новостях писали, что после интервью с Люсиндой Чемберс ваш журнал претерпел такое сильно давление со стороны глянца, что в результате даже был вынужден удалить на время статью. Но как бороться с подобным давлением и оставаться честным изданием? 

ААК: Это вопрос на миллион долларов. С одной стороны, нужно искать возможности, ведь такие ситуации все равно будут возникать, это просто неизбежно. Первый вопрос, которы мне задавали, «как возможно насколько быстро распространять такую информацию?». Если есть задача оставаться независимым, если хочется быть верным себе, нужно меньше задумываться о быстрых результатах и думать о долгосрочных возможностях. По крайней мере это работает у меня. Когда на меня оказывали такое давление, конечно я сходила с ума, мне было очень страшно в какой-то период времени. Мне приходилось общаться с адвокатами, до этого я никогда не занималась чем-то подобным. Но каким-то образом я это преодолела и все было нормально. Я научилась тому, что очень часто, когда происходит что-то такое, что нарушает зону комфорта и заставляет тебя нервничать и волноваться, нужно это спокойно воспринимать и мириться с этим. А это так часто происходит в сфере моды, потому что очень многое строится в моде ради того, чтобы заставить читателя чувствовать себя неуверенно и что-то купить. Но если с этим уметь мириться, то в итоге все оказывается не так плохо. 

ТМ: Зачастую в любой индустрии случается, что между ожиданием и реальностью возникает глубокая пропасть. Была ли похожая практика в вашем опыте?

ААК: Наверное, вся модная индустрия на этом тоже построена. Я с этим сталкиваюсь каждый день. Когда ты смотришь на рекламу, смотришь на покупателей, ты понимаешь, что в сфере моды никогда нельзя знать наверняка кто, что и как делает. Люди показывают только лицо, и это все очень притягательно и здорово выглядит, и конечно с этой стороны, с обложки, все очень классно. А потом буквально недавно прогремела новость о том, что дизайнер из Нью-Йорка совершила самоубийство, и никто этого не ожидал, хотя при этом ее вещи просто фантастические. Так что ожидание и реальность в нашей жизни, особенно в сфере моды, к сожалению, очень часто совершенно расходятся. И я надеюсь, что с помощью Vestoj и остальных инициатив, которые последуют из Vestoj, у нас будет больше возможности создать прозрачность и открытость, так что не будет необходимости говорить, что все это выдумка в сфере моды, и даже если что-то будет не очень хорошо, мы так же будем способны это признать. 

ТМ: До основания своего собственного журнала, вы работали в Acne Paper, расскажите насколько схожи или принципиально разные эти два проекта? 

ААК: Я думаю, что они очень различаются, поскольку Acne Paper это в большей степени маркетинг. Так что те пункты, которые освещались там как сама цель журнала, в основном были связаны с продвижением бренда. И, разумеется, этот журнал не был независимым, несмотря на то, что он писал о большом количестве различных брендов, их особенностей, дизайнеров, художников, режиссеров, и прочих представителей искусства и их культуры. В конечном итоге цель была создать бренд, который будет выглядеть более притягательно, так что, как я уже сказала, там были другие задачи. Vestoj – это журнал, который изначально не был создан для того, чтобы только лишь привлекать к себе внешне, и я стараюсь всячески этому придерживаться. Цель Vestoj – образовывать, а не превозносить что-то на бумаге. Очень часто журнал создан, чтобы продвигать компании. Для меня Vestoj, я надеюсь, это возможность изменить отношение, чтобы читатели видели, что когда мы пишем и предоставляем информацию о моде, это может заставлять их думать, приводить к рефлексии, так что это больше информация о жизни, а не о чем-то, что классно или о поверхностных образах, “кто в чем ходит”, “кто что продает”. Мы стараемся менять восприятие людей, которые смотрят на моду.

ТМ: Расскажите о структуре Vestoj.

ААК: В каждом журнале вы можете найти несколько разделов, куда входят: текстовые теории, проза, визуальная глава, фрагменты художественной литературы, а так же интервью. И интервью, на мой взгляд, являются одной их самых важных составляющих. Как я уже рассказала, год назад в нашем выпуске была опубликована беседа с Люсиндой Чемберс, и так же хочется отметить значимость мнений и комментариев, которые мы берем у различных глав крупных брендов. Вопросы, которые мы им задаем, касаются не продаж и трендов, о чем пишет большинство. Мы обсуждаем очень важные, глобальное и вечные вопросы. К примеру, в последнем журнале мы поднимали вопрос аутентичности, и насколько вообще возможно сохранять себя как личность и придерживаться собственным принципам, если ты глава огромной мультибрендовой корпорации. На эти и другие вопросы отвечали, к примеру, креативный директор бренда Balenciaga, Демна Гвасалия, а так же отец Off-White, Вирджил Абло.

ТМ: Первый выпуск журнала посвящен теме «стыд». Что родилось ранее – идея создать печатное издание с философским контекстом или сама тема, рассуждая над которой, появилось это издание? 

АКК: Вначале хотелось представить альтернативный взгляд на моду, и я думала над тем, как можно развивать новый стиль мышлением, связанный с модой, и потом уже пришла идея стыда. Примерно год я исследовала материалы, потом я ушла из Acne Paper и тогда серьезно задумалась, “какие есть другие журналы, в которых я могла бы работать, и есть ли вообще какая-то альтернатива для меня, как для создательницы?”. И я не смогла найти ни одной альтернативы. Ни одной, где продвигался бы тот стиль мышления, который близок для меня, можете себе представить? Поэтому я подумала, «ну хорошо, сделаю свой». И тогда уже я основательно взялась за разработки, постаралась четко сформулировать что мне хочется донести. Результатом этого мозгового штурма стал манифест, состоящий из 10 пунктов, и, как следствие, темы, которые в будущим раскрылись в изданиях моего журнала. 

ТМ: Можете поделиться манифестом? 

ААК: 1. Все статьи должны относиться к проблемам кройки и человека. Нас интересуют отношения людей с их одеждой и отношения моды к личности; 2. Мы должны объединить научные круги и промышленность. Мы будем размещать науку и промышленность бок-о-бок и придавать одинаковое значение обоим. Мы поместим академика в отраслевой контекст и наоборот, чтобы повысить понимание и сотрудничество между этими двумя областями. Мы будем работать для большего блага нашей дисциплины; 3. Моду нужно всегда воспринимать всерьез. Мы никогда не должны бояться претензий. Мы так же заинтересованы в мелочах одежды, как и в грандиозных темах моды. Мы увидим тривиальное существенное и существенное в тривиальном, и обеспечим равное значение для всех; 4. Тон должен оставаться естественным. Мы никогда не должны исключать язык или подход. Мы будем использовать юмор для привлечения читателей и тем, к которым могут относиться многие; 5. Текст и изображение должны быть одинаково важными. Мы должны всегда интегрировать слово и картинку, и гарантировать, что между ними существует постоянный диалог; 6. Все должно быть поставлено под сомнение – ничто не свято. Мы должны оспаривать статус-кво. Мы всегда должны спрашивать, «Почему?»; 7. Мы всегда должны оставаться независимыми в мыслях и действиях. Мы должны активно поощрять критическую мысль и никогда не быть удовлетворены, пока мы не рассмотрим каждую тему бесстрашно. Мы будем активно пропагандировать критику и привлекать внимание к парадоксам в мире моды; 8. Реклама запрещена; 9. Интеллект читателя должен быть так же удовлетворен, как и ее эстетический смысл. Мы будем поощрять творчество, а также интеллектуальный дискурс. Мы ничего не возьмем как должное; 10. У нас будет междисциплинарный подход. Мы позаботимся, чтобы изучить каждую тему с разных точек зрения и убедиться, что мы представляем другие образы жизни. Мы будем работать из мира моды, но будем придерживаться перспективы аутсайдера.

ТМ: Невероятно! И сразу возникает вытекающий вопрос из пункта 8: “Реклама запрещена”. Как вам удается совершенно не привлекать финансовую поддержку извне, в виде рекламы, при этом не испытывая кризисную ситуацию внутри журнала? 

ААК: Когда реклама появляется внутри журнала, она меняет его видение, его точку зрения, она ограничивает его в свободном философствовании, потому что когда кто-то платит тебе за то, чтобы та или иная страница выглядела тем или иным образом, а от тебя это не зависит, волей-неволей приходится мириться с измененным форматом. Так как на страницах Vestoj нет рекламы, это позволяет чувствовать себя и по праву являться независимыми, сохраняя критический подход. Но вопрос финансирования мы решили следующим образом: с одной стороны, наши выпуски стоят дороже, чем обычные журналы, к примеру, если за выпуск VOGUE вы отдадите 5€, то за Vestoj цена поднимется до 20€, но при этом Vestoj выходит всего лишь раз в год. В общем, это помогает частично покрыть затраты. С другой стороны, когда мы поняли, что недостаточно просто поднять цену, я стала участвовать в исследовательской деятельности. В Лондоне есть университет, London College of Fashion, в котором я являюсь членом исследовательского отдела, и это очень резонирует с тем, что я стараюсь делать в работе журнала, поскольку нам не достаточно директивно делиться знаниями, мы хотим еще и призывать людей, чтобы они раскрывали собственную критичность.

ТМ: Пункт номер 6 в вашем манифесте гласит: “Нет ничего святого”. Можете его прокомментировать?

ААК: Это означает, что скептичность в нашем подходе должна присутствовать во всем. С моей точки зрения, в fashion-индустрии очень часто мы забываем ставить под вопрос то, что нам предлагается модой как должное. Например, если нам рассказывают о том, то кто-то является супер-модным дизайнером или какой-то тренд набирает силу, мы просто соглашаемся с этим. Потому что когда-то эти источники зарекомендовали себя как авторитетные, но на самом деле это не так. И нам даже в голову не приходит задаться вопросом: “Так ли это?”. Я считаю, что нам необходимо изменить это.

  На этой ноте мы поблагодарили Аню и пошли осматриваться дальше. К слову, на территории хлебзавода лектории рассредоточены по трем пространствам в разных здания. 

  О том, что происходило на Новодмитровской, 1 на следующий день, 9 июня, мы расскажем в следующей статье. 

Теги

Похожее

Close